Marvel Comics - комиксы и экранизации

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Фанфики из Интернета

Сообщений 61 страница 82 из 82

61

Qwert-chan написал(а):

Замечательно)) Пора, очевидно, уже смотреть Соул Итера :D

где-то раньше я что-то подобное слышала  :D

62

Anido написал(а):

где-то раньше я что-то подобное слышала  :D

Сейчас это было серьёзное намерение, коллега :D Ещё два часа и оно докачается))
Там, кстати, сколько всего серий? 51?)

И "Мёртвые, как я", кстати, я тоже начала смотреть, просто ушла ещё недостаточно далеко, чтобы об этом рассказать :D Так что не наааадо))

63

Qwert-chan написал(а):

Сейчас это было серьёзное намерение, коллега :D Ещё два часа и оно докачается))
Там, кстати, сколько всего серий? 51?)

И "Мёртвые, как я", кстати, я тоже начала смотреть, просто ушла ещё недостаточно далеко, чтобы об этом рассказать :D Так что не наааадо))

аеее, коллега, вы меня сейчас порадовали  :D да, 51)))

ну шикарный же сериал  :D

64

Anido написал(а):

аеее, коллега, вы меня сейчас порадовали  :D да, 51)))

ну шикарный же сериал  :D

Воооот, а ты говоришь :D Так что я серьёзна, как никогда :D У меня от моей серьёзности аж цифра в графе "возраст" сменилась :D

Anido написал(а):

ну шикарный же сериал  :D

Оооо да *___* Я просто двигаюсь слишком медленно)) В том году, когда я за лето осилила Хауса, меня не переманивал бред, куда всё время приходят новые мысли :D

65

Qwert-chan написал(а):

Воооот, а ты говоришь :D Так что я серьёзна, как никогда :D У меня от моей серьёзности аж цифра в графе "возраст" сменилась :D

у меня просто недостаток информации  :D я по поводу серьезности. а не возраста  :D

Qwert-chan написал(а):

Оооо да *___* Я просто двигаюсь слишком медленно)) В том году, когда я за лето осилила Хауса, меня не переманивал бред, куда всё время приходят новые мысли :D

^^
ну Хауса вообще сложно чем-либо перебить

66

Anido написал(а):

у меня просто недостаток информации  :D я по поводу серьезности. а не возраста  :D

Я просто не хотела раскрывать карт до поры до времени, коллега))

Anido написал(а):

ну Хауса вообще сложно чем-либо перебить

Что верно, то верно, меня даже дымовая атака не сбила))

67

Qwert-chan написал(а):

Я просто не хотела раскрывать карт до поры до времени, коллега))

хэй-най, пришла пора  :D

Qwert-chan написал(а):

Что верно, то верно, меня даже дымовая атака не сбила))

^^

68

Anido написал(а):

хэй-най, пришла пора  :D

О да :D Ну, даже эффект какой-то получился... вроде :D

69

Qwert-chan написал(а):

О да :D Ну, даже эффект какой-то получился... вроде :D

и еще какой  ^^

70

Anido написал(а):

и еще какой  ^^

Аеееее :D Вот так вот, черты вхарактерности просыпаются все вместе :D

71

Qwert-chan написал(а):

Аеееее :D Вот так вот, черты вхарактерности просыпаются все вместе :D

:D

72

Стырено с Hot fest  - --
Автор : Огненный Снег

Гет | слеш | фем-слеш. Выяснение, кто круче.

- Я даже не вижу, что тут можно обсуждать, - фыркнул Слэш, поправляя шелковистые, сияющие волосы. Дивные глаза цвета расплавленного серебра смотрели надменно и холодно. - Пересчитайте количество принадлежащих мне форумов. Придётся считать, пока не свалитесь замертво, и всё равно каждый день будут появляться всё новые и новые! А количество фанфиков? Ориджей? Больше, чем звёзд на небе! - Слэш саркастически хмыкнул, приподнимая изящную тонкую бровь.
- Популярность ещё не означает безмерную крутость, - мрачно отозвался Гет. - Если я начну считать количество твоих хороших фиков и ориджей, думаю, мне даже не придётся прибегать к помощи пальцев ног...
- А сам-то! - вскинулся задетый за живое Слэш. - Сам-то! У тебя что хорошего есть? Фанфики по "Ранеткам"? Сопливые истории про Мэри-Сью?
- По себе не судят, - огрызнулся Гет. - Это у тебя Мери-Сью в восьмидесяти процентов фиков. Только с членом. А у меня есть действительно хорошие вещи. Про здоровую, нормальную любовь между парнем и девушкой.
- Гомофоб!
- Всего лишь не иду против природы!
- Сразу видно пролетария, - зашипел Слэш. - Чтобы видеть красоту в любви парня и девушки, большого ума не надо. Это инстинкты. Любая двенадцатилетняя девочка, посмотрев "Властелина колец", сможет накатать фанфик про себя любимую и Леголаса, перечитывать и восторгаться. А я - Эстет. С большой буквы Э.
- И поэтому у тебя столько фиков про то, как Гарри незамысловато... хм... полюбил Драко, угу. В чём тут эстетика? Ах, да. В изумрудных глазах Гарри. В заезженных метафорах и кочующих из фика в фик сравнениях. Потрясающе.
- Вот мог бы ГП не упоминать, - уязвлённо буркнул Слэш. - Мог бы сам понять, между прочим. Популярный фэндом, туда идут все, куда не лень. Соответственно, количество ерунды зашкаливает... Я бы тоже мог кое-кому напомнить про хентай на БеОне. Но молчу же, как видишь...
- В семье не без БеОна, - удручённо признал Гет.
- Угу. Я знаю.
Оба притихли.
- Заевшиеся шовинисты. Оба, - тихо сказала Фем. Она всё это время стояла у окна, скрестив руки на груди. Слэш и Гет могли рассмотреть лишь её силуэт за тонкой тюлевой тканью.
- Смотрите, кто заговорил, - протянул Слэш. - Обычно тебя не видно и не слышно...
- Правильно. Я не хочу лезть в глаза. В отличие от вас, двух навязчивых мужланов.
- Ты хотела сказать, "меня никто не пишет и не читает, поэтому я злюсь на тех, кто более популярен", да?
- Нужна мне такая популярность, как у вас! Именно потому, что я не для всех, меня редко пишут дети. И это не может меня не радовать.
- Ты думаешь, ты тут такая вся элитарная? - Гет нахмурился. - Милая, ты сама себя в резервацию загоняешь...
- Тише, - внезапно вздрогнула Фем. - Я слышу шаги. Это Джен!
- Прячемся, - быстро сказал Слэш. - А то он сейчас быстро нам всем по ушам надаёт. Особенно мне, - добавил он тихонько.

73

Ооо, это великолепно :D Ключ больно хорош, да))

74

Боги, я люблю этого автора *_____* 
--
Автор : Огненный Снег

Мифология. Боги различных пантеонов. Апокалипсис. Чем заняты боги во время его свершения

- Итак, уважаемые, не толпимся, не толпимся, не толпи... Ай! Матерь Божья, ну просили же заранее - саркофаги оставлять за порогом! Объявление на двери повесили - на всех языках, включая суахили и египетскую скоропись! Для кого, спрашивается?..
- Кто меня звал? - встрепенулась усталая бледная женщина в тёмных одеждах. Над её головой дрожало слабое сияние
- Простите, это я случайно... Вырвалось. Столько пантеонов прими, всё в голове смешается, - Гермес поклонился, тайком бросив взгляд на пострадавшую сандалию. Крылышко жалобно вздрагивало, шевеля белыми перьями. Хоть бы не сломали... А то летать, прихрамывая, несподручно - тем более, когда Зевс гоняет по всем мирам, не давая продыху... Тяжка, тяжка учесть вестника богов!
- Я не хотел, - вздохнул Озирис. - Только что из мира мёртвых, не поверите. Замотался, как последний Анубис. Не представляете, как тяжело столько койко-мест подготовить. Саркофагов не хватает - и что делать, на раскладушки прибывающих класть?
- Он не хотел, - кивнул Сет. - Он замотался. Как последний Анубис.
От дыхания Сета повеяло мёртвой пустыней. Гермес бочком отошёл в сторону.
- Да я без претензий, что вы... Располагайтесь, как вам удобно! Только скажите - чаю нальём, новую тогу выдадим, а то у вас у вас старая запылилась... Только вот странная она у вас, слишком закрытая, у нас таких не шьют. Это в Египте мода такая?
- Это не тога, - кротко сказал Озирис и ушёл, распространяя вокруг себя запах свежей зелени.
- Это саван, - объяснил Сет и последовал за братом, засыпая следы пылью.
Гермес чихнул, протёр глаза и поднялся в воздух.
Саваны саванами, а дел было невпроворот.

- Горячая линия для смертных "Апокалипсис", дежурный бог - Авалокитешвара. Я слушаю вас.
- Авало... кто?
- Китешвара, - ласково подсказало божество с цветочной гирляндой на шее. - Господь Слушающий. Если хотите, можно просто Каннон. Это, правда, женская ипостась, но я не обижаюсь. Я ни на что не обижаюсь. Мы, буддийский пантеон, вообще не обидчивы. Вот как сейчас помню, сидим мы как-то под деревом, и...
Зазвонил ещё один телефон, и ещё один, но Авалокитешвару это не смутило. Он быстро подхватил все трубки и заговорил в каждую из них приятным мягким голосом.
- Удобно иметь шестнадцать рук, - тоскливо сказал Гермес.
- Ага, - подхватил архангел Михаил. - И тридцать два уха... Наверное, поэтому он и называется Господь Слушающий.
- Горячая линия для смертных "Апокалипсис". Да-да, мы всегда готовы принять ваши молитвы...
В крайнем случае, подумал Гермес, Авалокитешвара отрастит себе ещё парочку рук и ушей.
Чего не сделаешь для любимых смертных.

- И где? - вопросил Один, пронзительно глядя единственным глазом.
- А... а?
- Хорошие люди. Мы же договаривались: особо хорошим людям будет выдано целевое направление на небеса! С возможностью самим выбрать, какие небеса они предпочитают. И где?
- Минуту, - Гермес неловко зашуршал бумагами. От недосыпа, недоедания и недоласки у него тряслись руки. Сейчас бы амброзии, мягкого ложа да приветливую нимфу с гибким станом...
- Ой.
- Что значит "Ой"? - Один сдвинул густые белобрысые брови.
- Мне тут передали, что у нас небольшие неполадки... Летучий корабль с хорошими людьми был неожиданно проглочен каким-то гигантским змеем, зпт, вылезшим из пучины морской и скрывшимся в неизвестном направлении, тчк. Приносим свои извинения.
- Какого... Ло-о-оки-и!
- А что Локи? Что сразу Локи? Почему чуть что - так Локи? Там на этом змее что, написано было - "Ёрмунганд"? Большими буквами? Не было меня там! Отдыхал я!
- Отдыхал?
- Ну не отдыхал, трудился, как честный ас! Молот Тора протирал, трубы всадников Апокалипсиса чистил... рожал, в конце концов!
Гермес тем временем тихонько прикорнул за колонной.
Дедлайн приучил его спать сладко в любой ситуации и при любом шуме.

- Вайкунтха? Алло, Вайкунтха?
Экран засветился голубым светом, и на нём появилось лицо обезьяны. Именно лицо - назвать его мордой никто бы не смог. Царская корона смотрелась на нём как влитая.
- Хануман на проводе.
- Наконец-то! Вайкунтха, до вас как до Валхаллы - не дозвониться... Но у них-то там пьют и шумят, а вы что?
- Медитируем, - сказал Хануман.
- Рад за вас. Позовите Вишну.
- Вишну не может подойти, он занят.
- Чем?! Тоже медитирует?
Обезьянье лицо озарилось печальным светом.
- Нет. Он на земле, работает. Аватара у него там. Вот Кришна здесь, Кришну могу позвать. Или Раму.
- А вы их... ну, различаете?
- Они же разные, - обиделся Хануман. - Кришна с флейтой, Рамачандра с луком, Вишну с четырьмя руками...
- То есть если Кришна возьмёт у Рамы лук...
Хануман прикрыл лицо аккуратной розовой ладошкой.
- Вы ничего не понимаете. Их нельзя спутать.
А потом вдруг добавил - приглушённо, доверительно:
- Я Раму больше люблю. Так кого вам позвать?
- Ой, да какая разница. Всё равно они один и тот же бог...

- Отбой тревоге. Змея нашли, корабль с хорошими людьми выплюнуть заставили.
- Ай да служба безопасности! Кто нашёл-то?
- Нептун и Ктулху скооперировались.
- Погодите, коллеги, - подал голос Ананси, до того мирно дремавший в паутине под потолком. - А кто такие эти ваши хорошие люди? Те, кто постился и крестился? Те, кто бубнил мантры и не ел коров? Те, кто носил пейсы? Те, кто приносил в жертву голубей?..
- Хорошие люди, - сказал Перун веско, - это те, кто котят с деревьев спасал. И в метро сиденье старушкам уступал. Мы так решили.
Ананси удовлетворённо сожмурил все восемь глаз.

- Итак, проигрываем схему ещё раз. Шива!
- Шива на связи.
- Шива танцует танец разрушения, превращая вселенную в ничто. Пан!
- Гордые эллины слушают.
- Пан бегает по континентам и наводит панику. Сет!
- Сет здесь.
- Сет заметает города песком. Локи!
- А можно... а можно я им кровавый дождь устрою? Президента похищу? Викиликс заново запущу?
- Локи сидит тихо и ничего не трогает.

75

Это замечательно *___* Воистину, даже на цитаты можно разобрать)

76

Qwert-chan написал(а):

Это замечательно *___* Воистину, даже на цитаты можно разобрать)

Локи замечателен)))

77

Anido написал(а):

Локи замечателен)))

Великолепен, я бы сказала :D И Один тоже, да) Мы за своих :D
Кстати о своих... Жаль, что Перуна и Ко как-то обошли стороной)

78

Qwert-chan написал(а):

Кстати о своих... Жаль, что Перуна и Ко как-то обошли стороной)

Хорошо. что вообще вспомнили, но честно говоря. я у славян как-то не очень помню описания конца мира)))видимо, мы оптимисты  :D

79

Ммм... а я вот сейчас задумалась, кстати :D И тоже не припоминаю... Вполне возможно, что мы не успели до этого дойти, ибо нас крестили весьма неожиданно :D

80

Qwert-chan написал(а):

Ммм... а я вот сейчас задумалась, кстати :D И тоже не припоминаю... Вполне возможно, что мы не успели до этого дойти, ибо нас крестили весьма неожиданно :D

да вряяяд ли, мы довольно долго были язычниками, соглашайся на вариант с оптимистами  :D

81

Anido написал(а):

да вряяяд ли, мы довольно долго были язычниками, соглашайся на вариант с оптимистами  :D

Лааадно, это наиболее оптимистичный вариант :D

82

Over the hills and far away
Автор: Jes
Фэндом: Хеллбой
Персонажи: Нуала, Нуада
Рейтинг: PG-13
Жанры: Драма
Размер: Мини, 2 страницы
Описание:Века проходят мимо, а королевский сын в изгнании говорит с сестрой

Ссылка:Over the hills and far away

И вот, года полетят, как листья с Мирового Древа. А их род будет водой, текущей через скалы: бессмертной, но истончающейся с каждым новым веком.
- Ты говоришь с ним? – спрашивает иногда король.
- Нет, отец, - всегда отвечает она.
Вся правда в том, что она может не говорить с ним, но не может не слушать. А он, изгнанник, говорит с ней всегда.
Бродящий лесами и подземельями, кружащий вокруг выгрызающих жизнь городов, легко ступающий по гнилостным трясинам, продирающийся сквозь снежные бури. Она дрожит под мехами и балдахином, тело ее ноет от камней на смёрзшейся земле.
Смотри, зовет он. Смотри, ты видишь это?
Свирель пана захлебывается стоном, и на деревянных отверстиях вскипают кровавые пузыри. Его голубые глаза – глаза скота на бойне, а реликтовые буки ломаются, словно свирельные трубочки. Семь деревянных трубочек разной длины, и из трех медленно вытекает, выползает темно-красное, почти черное, страшное.
Сквозь сон она чувствует нестерпимый запах псины и горячее смрадное дыхание: волки согревают его своим теплом. Он лежит, погрузив пальцы в жесткую шерсть загривка, и смотрит на метель, швыряющую в пещеру горсти ледяной пыли. Он не хочет, чтобы она видела его таким, но ему так плохо, что тупой удар в сердце сквозь солнечную занавесь доспеха заставляет слезы брызнуть из глаз, запрыгать по плитам янтарными зёрнышками.
Дриаду рвет токсичной желчью. Она хватается обезвоженной рукой за торчащие вверх голые корни, тянется, обвивается вокруг него иссохшей лианой. Спасите меня, Ваше Высочество, пожалуйста, спасите меня, я не хочу умирать… Он поит ее с рук, но она отторгает воду, пачкает его одежды дымящейся жидкостью. Он держит ее в объятьях до тех пор, пока белки ее глаз не пробивают травы.
…Он пляшет с копьем до изнеможения: белая кобра со смертоносным серебряным жалом. Ты закрываешь от меня свое сердце, сестра. Это отец научил тебя. Но он бессилен нас разлучить. Выпад, поворот, белокурые волосы вспыхивают в темноте. Тугой искрасна-бронзовый клубок одержимости пульсирует с маниакальной механической точностью.
Серое море угрюмо накатывает на грязный песок. У кромки воды разлагается ракушник – сотни створок распялены в безмолвном вопле, рот и ноздри затянуты клейкой черной нефтяной пленкой. Ветер гонит мимо обрывки целлофана и сухоцветные останки морских лошадок.
Ты видишь это?
Она водит пальцами по крошащимся кирпичам в подвале заброшенного завода и твердит сонеты. Она знает тщету единственных слов, которые может ему сказать. Забудь свою клятву, вернись домой, раздели нашу судьбу. А если нет – то лучше бы тебе никогда не возвращаться.
Как ты можешь так поступать со мной? Как у тебя хватает черствости не отвечать родному брату? – с наслаивающимися друг на друга десятилетиями в его тоне все сильнее прорезается глумливая насмешка. Словно он уже давно не пытается убедить ее в своей правоте, а получает мрачно-злобное удовольствие, продолжая ее мучить. Но это говорит в нем ожесточенность отвергаемого: на самом деле он любит ее по-прежнему. Верит, что она будет с ним рядом, когда придет время.
Когда он умолкает на месяцы, ей становится не по себе: его слова гнетут, молчание – пугает. Оно значит, что кто-то еще, - удивительный, прекрасный или ужасный, - решает, встать ли под золотое плетение знамени Королевского Дома. Знамя, которое он не имеет права использовать так.
Она говорит с отцом, и все придворные смотрят на них; поэтому она не подает виду, что ее рот наполняется соленой рыжей кровью, а у нижнего левого ребра расползается пульсирующий болью кровоподтёк. Прости меня, отдается в ушах его виновато-счастливый, как будто пьяный шепот, прости, я забылся, я так давно не дрался на настоящих поединках, что слишком увлекся.
Скальный дворец на сине-зеленом севере, темнота, подсвеченная мерцающими кристаллами самоцветов. Гомон замшело-каменистых существ, примитивных, но искренних. Их предки когда-то сражались на стороне Дома, и теперь они, уцелевшие в девственных массивах изрезанной ущельями страны, завороженно слушают его красивый, благородный, безумный голос. Он победил их лучшего воина – для народа, чтящего право силы, это всегда решает дело.
Здесь так хорошо, сестра. Я как будто гощу у подданных и скоро вернусь домой. В наши зеленые холмы. Помнишь? Она всегда была восприимчивее - она раньше него чувствует, что он заболевает оттого, что ведущая его ненависть ослабила тиски, что хитиновый панцирь на мгновение смягчил давление – и позволил усталости вырваться наружу.
Слабость показывать нельзя. Час подъема в гору, он хочет забраться как можно выше, как зверь во время наводнения; липкая жаркая пелена застилает взгляд на долгие, бесконечные секунды, тупой конец древка тяжело вколачивается в камни, отсчитывает ритм, и…
Они припадают друг к другу, сцепляются, сплетаются эмбрионами в теплом материнском чреве. Его пергаментная мучнисто-белая кожа соприкасается с ее матовой и гладкой: лоб ко лбу, шрамы к шрамам, руки мягко защелкивают замки поверх обретенной половины существа, сердоликовые паутинки артерий тянутся к поверхности, чтобы срастись в единую сеть. Под угольными веками плавятся и тают золотые листья; и движение – медленное, ласковое, словно их баюкает в волнах одно из высохших ныне озёр.
Минута животного наслаждения, умопомрачительного спокойствия сложенных осколков, а после - ливень упрёков, неудержимо хлынувший сквозь поры. Много раз проговоренные на разный лад истины: ты отказалась от меня, сестра; нет, брат, это ты от меня отказался – от меня и от нас всех. Он вновь обрушивает на нее свои неопровержимые доводы – слюдяные пластинки крылышек пикси, вдавленные в горящую на свалке резину; исписанные химическими красками дольмены и заплеванные, усыпанные окурками насыпи перехода; мегаполисы, убивающие все живое, даже своих алчных бездумных обитателей – машинисты поездов подземки, кончающие с собой из-за постоянного грохота, серые человечки в картонных коробках, сходящие с ума из-за прямоугольных клочков бумаги…
Я тебе не нужна. Тебе нужна только твоя одержимость. Твоя война.
Я не существую без тебя, ты знаешь это.
Это правда, изменить которую не в силах никто. Они плывут в волнах лихорадки, распускающей вокруг красные тропические цветы; где-то на дне рождается колыбельная, которую мать пела им во младенчестве.
Когда они снова начинают ощущать свои тела – на кровати с влажной полосой ткани на лбу, на камнях, заметаемое снегом,– боль разъединения вспыхивает сорванной кожей, обнажившей мышцы.
Сестра? – зовет он, и слышит в ответ молчание.
- Все в порядке. Мне лучше, - улыбается фрейлине она.
Я не сказал тебе главного, сестра, говорит он, и в его голосе звенит смертоносное золото. Скоро настанет время мне вернуться.
Принцесса закрывает глаза и видит, как ветер порывом срывает с Мирового Древа пожелтевшие листья.